Fra Aumgn “Caliphate. In Memoriam”

Fra Aumgn

CALIPHATE. IN MEMORIAM

 

Пролог

Ситуация постправды, в которой ничего подтвердить или опровергнуть нельзя, позволяет приписать что угодно кому угодно, особенно если для этого есть мотив. Воспользоваться данной брешью для обвинений – это характерное искушение тех, кому в реальности нечего предъявить.

Персонажи, о которых пойдет речь, давно следовали этому незатейливому пути, но деморализовались донельзя – их инсинуации стали настолько пошлыми и омерзительными, что им определенно не достает боли, чтобы сделать их черными и выразительными.

Размышляя над вопросом, как им помочь, пришлось обратиться к мантике. Из Темной Ночи Пана проступил символ Ренессанса – легендарный великан Гаргантюа, который, справляя малую нужду, затопил вражеский лагерь!

Само собой, без предварительной подготовки рассчитывать на успех в подобном предприятии не приходится, поэтому в прологе – анжуйское белое, пока сам Вакх не закричит «эвой»! Всем, кого это может касаться, стоит немедля присоединяться! Отправляться в инферно нужно во всеоружии! Boire comme un templier!

 

Агония

Дело касается давно минувших дней, о которых я и не собирался писать мемуар, поскольку нахожусь в расцвете сил, а этим жанром, как правило, занимаются доходяги. Однако, в мемуаристику ударился мой давний знакомый Олег Шишков aka Телемский или Атон, который не так давно достал из праха не только множество небылиц обо мне, но и прямо объявил ВРАГОМ проект, который я создал!

Его прежде амбивалентная риторика сменилась на отрицательно заряженную, что свидетельствует о том, что найденный им философский камень – или «алмазный кетер» – после помощи с освящением заработал как реактив. Согласно его рецепту, для трансмутации необходимо стать сувереном, чего он так и не смог достичь, поэтому он обречен конфликтовать, дабы казаться субъектом и иметь шанс когда-нибудь превратить свою хорду в хребет.

Адептам хорошо известно, что начальная стадия – или Нигредо – токсична по своей природе, поэтому ее принято проходить в одиночестве и никоим образом не касаться других, дабы не заразить их собственным трупным ядом.

К несчастью, все случилось наоборот и стало развиваться неправильно – зависимый реагент испугался как стать автономным, так и утратить себя, поэтому испортился сам и изошелся язвительной слюной на тех, с кем соприкасался когда-либо. Ему пришлось надругаться над собственной памятью и в который раз переписать историю, что отчетливо свидетельствует о том, что инструкции из Liber Thisharb им не были проработаны.

Он правильно распознал внутри смерть, но, увы, ни делирием, ни сплевыванием ее яд не выводится: когда ад зовет – нет дороги назад. Невообразимая агония – характерный признак опрометчивого прыжка в Бездну, в которой в таком состоянии можно пребывать эоны. Эта проблематика недостаточно разработана Традицией Запада, поэтому имеет смысл пристально рассмотреть ее на примере.

 

Спасение

Случай сложный, но у него есть лишь две возможности разрешения: пройти испытание санитара пустыни Сфинкса, облачившись в смирительный саван Работы в Белом; или оказаться отброшенным назад – в объятия ревущих кошемордых гигантов клипы Хесед, в которых изначальное несовершенство адепта переходит в тяжелый рок неудачи.

При всем понимании его ситуации, я не должен вмешиваться, но он дошел до того, что причислил меня к врагам, а это – подаваемый сигнал бедствия. Следует сделать все, чтобы его спасти, но вопрос – по какому пути?

Доставать ли Иуду из петли – дилемма, за разрешением которой я обратился к Великому Белому Братству, отвечающему за иллюминацию человечества. Разбираться с этим вопросом оказалось индифферентно всем, за исключением трех мастеров, ответы которых разорвались меж небом и землей.

Первым выступил Якоб Бургундский Моленский, предложив не церемониться и обратиться к помощи мизорекордия, дабы адепт узрел золотой дождь звезд и все закончилось!

Следующим откликнулся Л., которого Халед Хан включил в число трех великих и ужасных, имена которых нельзя называть. Это адепт Пути левой руки, который после смерти оказался не только вписан в пентаграмму, но и стал похож на Лама с проступающим в анфас Анкхом. Его укусил Гамалиэль, отчего он прошел путь к светлому будущему не вперед, а назад – от эона Гора к эону Осириса, обративши время вспять, за что был погребен как фараон – в пирамиде по древнеегипетскому обряду. Так вот, он потребовал себя сжечь и развеять прах над пучиной, а Атона – достать из нее, обмотать краснознаменной плащаницей и положить вместо себя в саркофаг на растерзание отчизне.

Свои мотивы он не раскрыл, однако они просматриваются – от осознания подмены и обмана катастрофического масштаба угнетенный пролетариат должен восстать и дать решающий бой тирании. Так мир сбросит рабские кандалы, а вечное Солнце справедливости взойдет и воссияет под сенью Его крыльев!

Кульминацией видения стало явление Мастера Териона, который раскрыл сенсационную деталь, которая все перевернула. Пророк объяснил, что Атон – это вновь воплотившийся Анхефенхонсу, указав на его звезду – голубого сверхгиганта в созвездии Ориона. Чтобы тот имел шанс в текущем воплощении завершить Работу, он передал ему личную инструкцию: в Дельте Нила построить Храм в честь бога Мина и на протяжении одиннадцати лет посвящать местных юношей в мистерию банана и других сельскохозяйственных культур!

К этим данным хотелось бы относиться скептически, но все складывается – по роду занятий, дремучести ума, умению читать и писать с ошибками вполне допустимо, что мы действительно имеем дело с первобытным жрецом!

Отсутствие единодушия среди мастеров не позволило прийти к консенсусу, поэтому мне пришлось призвать ветры над пропастью так, чтобы волны прибили его к тому или иному берегу.

 

Титул и звание

При всей сложности ситуации, один из ветров принес повод для оптимизма – Олег Телемский достиг храбрости и растоптал к себе жалость, за что был отмечен высочайшим покровительством Великого Мастера. От имени О.Т.О. и под эгидой Бафомета он удостоился персонального титула и звания!

Сперва, разумеется, представление лауреата. Прежде он сам по-человечески просил – не обижать его публично и я, насколько это было возможно, придерживался данной позиции по гуманитарным причинам: провинциал; безотцовщина; полное образование – четыре класса начальной школы; с детских лет рос беспризорником, не доедал, бродяжничал, значительную часть жизни находился на социальном дне; выживал торговлей газетами в электричках.

Когда Олегу стукнуло более четверти века, он, подобно Адаму, впервые испытавшему стыд, стал прикрываться фиговыми листьями: купил себе «экстерном» и базовое школьное образование; и диплом аналитического психолога, не имеющий ничего общего с академизмом; набрался доступной для его ума книжной премудрости, распылившись от эрудиции; и даже возглавил клуб для интеллектуально одаренных покупателей макулатурного самиздата, напоминающий «Корабль дураков» И. Босха.

Подобные уловки, безусловно, могут впечатлить – и даже убедить, что никакого срама нет – за опоясанием из фиговых листков не каждому дано воочию увидеть. Но время приоткрыть глаза и сбросить пелену: Олег Телемский – это самый необразованный телемит на свете!

Это титул, с которым непросто смириться, однако его обладатель растоптал жалость к себе, поэтому ему следует им гордиться. Это не повод для радости – винить аборигена в том, что не закончил Кембридж, не смешно. Напротив, принадлежность к жречеству и индивидуация с отрочества на историях с грифом «совершенно секретно» позволили ему возродить донаучный педагогический прием «учи других – и сам поймешь». За выдающиеся прорывы на данном поприще, наряду с титулом, ему присуждено звание: лучший учитель глупости Нового эона!

 

Копролалия

Происхождение из древнейших жреческих элит не совсем и совсем не означает, что Олег Телемский – телемит. Социальный дарвинист с рессантиментом в нем проступает более выраженно, нежели человек, реально руководствующийся ключевым принципом Телемы: «Каждый мужчина и каждая женщина – это звезда»; и высшим принципом О.Т.О. «Homo est Deus».

Эти установки Традиции Запада имеют мало общего с Традицией Юга. Для североафриканской картины мира звезда – НЕ КАЖДЫЙ, а исключительно фараон в ореоле рабовладельцев и жрецов, тогда как все остальные – обслуга и, в случае засухи, пища и экскременты.

Достаточно открыть его последний опус, чтобы удостовериться, что количество тех, кого он смешал с грязью, несоразмерно превосходит тех, о ком он отозвался с пиететом. Этот объективный статистический индикатор, результирующий весь период наблюдений, отчетливо демонстрирует качественное несоответствие автора направлению, которое он сам себе приписывает.

Любой символ можно осквернить, бросив тень с порочащей коннотацией, однако Алистер Кроули не виноват, что оказался иконой для «частного лица» с путрефакцией.

Телемита в нем можно признать лишь с поправкой на копролалию, которая характерна и для обезьян, и для людей с синдромом Туретта, однако в таком случае ее надлежит не скрывать, но публично засвидетельствовать, дабы норма не обижаться на больного возымела действие!

Применение этой нормы осложнено тем, что этот человек не изолирован от общества. Позволяет ли она, к примеру, больному сходить под себя, находясь в партере меж зрителей во время спектакля? Или использовать инсинуацию с призывом к убийству евреев как литературный прием?

Он так уже сделал – чтобы оклеветать мое имя, он сочинил и приписал мне цитату с призывом к геноциду – без единого доказательства и с мероприятия, на котором он не был. Полиграф мог бы запросто его раскусить, однако он никогда не пойдет на изобличающую его проверку, даже если его пригласить. В ситуации беззакония за подобные выходки он бы подверг свою жизнь риску, но он – под защитой полицейского государства, поэтому совершенно не ясно, что он имеет против фашизма.

Он приписал эту выцветшую метку абсурда мне, хотя она давно утратила содержание и стала нарицательной для любого антагониста. По политическим убеждениям я – сторонник философии самопринадлежности, которая ближе всего к классическому либерализму. Это значит – противник вмешательства государства в частную жизнь, полагающий, что человек, воспитанный на нормах светской цивилизации и культуры, обладает всеми свободами и правами – ему самому их следует ограничивать в меру своего понимания жизни.

Несмотря на все обстоятельства, следует учитывать, что это дикарь с особенностями развития – его происхождение и биография серьезнейшим образом сказались и на его воспитании, и на психике, и на умственных способностях. Поэтому он, как никто другой, заслуживает не только снисхождения, но и достижения вершин Олимпа, на которых каждый становится равен не только богам, но и людям!

 

О политкорректности

Алистер Кроули был совершенно неполиткорректной фигурой и для своего времени, и для настоящего. Доказывать это тому, кто знаком с его биографией и наследием, нет надобности, а оспаривать это могут лишь ангажированные политруки, способные отрицать неопровержимые факты и сочинять сказки!

Курс на то, чтобы встроить Алистера Кроули в политкорректный шаблон, не выдерживает никакой критики, однако он активно навязывается масскульту с конца 70-х годов ХХ века, когда в Америке его книгоиздатели зарегистрировали религиозную корпорацию.

Она присвоила себе название ордена, который никогда не был религиозным. О.Т.О. создал в начале ХХ века в Европе Теодор Ройсс, который занимался разработкой высокоградусного масонства и оккультными исследованиями.

Идеологическую окраску ему придал продолжатель – Алистер Кроули, но это не был формат религии – он писал, что не желает быть основателем веры, отцом для паствы и фетишем для дураков и фанатиков, а также негативно относится к религиозной интерпретации собственных идей, поскольку она влечет огромное непонимание и вред, который способна причинить глупость.

Он обосновал реформистскую для мира повестку – Телему, согласно которой право человека поступать согласно своей Воле – это Закон для всех! При Алистере Кроули этот Закон имел амбицию стать альтернативной системой права, которая призвана изменить мир. Под эгидой религиозной организации эта повестка обрела статус верования, а не светской концепции права, обладающей потенциалом обрести силу закона и стать реформистской программой.

«Поступать согласно своей воле» под волей религиозной организации под волей государства, которое под волей христианского демоса – это как рассчитывать на жизнь, трижды пройдя гильотину! Закон Телемы не имеет с этим ничего общего – он не является ни религиозно обусловленным, ни подконтрольным какой-либо внешней инстанции, ни политкорректным – ограничивать его такими рамками никому не дано. Это Закон, а не забабон!

Олегу Телемскому, представляющему эту организацию, не привыкать, но, в целом, стоять под знаменами Алистера Кроули и обвинять в неполиткорректности – это аварийная обстановка для пассажиров его паровоза, чреватая массовым поражением полипами мозга. Машинист, опомнись и следуй инструкции: закрой поддувало и не сифонь!

Вписать Зверя 666 в карту постколониальной, поствоенной, посттравматической, постмодернистской и глобалистской западной этики, возникшей на руинах Британской империи и Третьего Рейха, – это вульгаризм и совсем не про Мастера Териона с его уровнем тестостерона и подчеркнутым стремлением к превосходству!

В течение жизни он позволил себе столько неполиткорректных высказываний, что списывать их на эпатаж – эпатажно, а на юмор – смешно. Эта тема в достаточной мере изучена, поэтому доказывать доказанное не нужно. Те, кто читал «Книгу Закона» и Комментарии к ней, «Исповеди» и пр., могут самостоятельно обнаружить обилие крамолы.

В частности, Алистер Кроули неоднократно выступал за качественный отбор человечества и отмечал моральное превосходство белого человека; считал Израиль – разрушителем мира, а евреев называл «паразитами», стоящими на позициях непримиримого антагонизма; рекомендовал не вступать в брак с неграми; отмечал, что ни койот, ни индюшиный гриф не станут пожирать мертвого мексиканца, поскольку в нем слишком много чилийского перца и других приправ. В его речах доставалось и индусам, и китайцам, и евразийцам, к которым он причислял Ананду Кумарасвами.

Это поправший лицемерие взгляд завоевателя мира – Британская империя в начале ХХ века была крупнейшим государством в истории, господствовавшим почти над четвертью суши и человечества. Разумеется, в ней уважались и ценились покорители и колониалисты, придававшие ей величие, а не права аборигенов, которые едва ли знали, что они у них есть. Мир цивилизации, как бы он не был жесток, их не только эксплуатировал, но и учил, приносил инвестиции, технологии и стандарты, благодаря которым они стремительно преодолевали свои недостатки.

Если отнестись к этому с пониманием исторического контекста, то осуждать нравы той эпохи так же глупо, как рассматривать викторианским взором древних египтян, которые не брезговали в общественных местах совокупляться с гусями, овцами, свиньями и быками, что вдохновляло зооморфные культы.

Алистер Кроули в 95 главе «Исповедей» открыто писал, что одно время интересовался и симпатизировал фашизму, восхищаясь его здравомыслием – и разочаровался в нем потому, что Бенито Муссолини оказался слаб и «продал душу» Ватикану! Из-за принципиальной критики – не слева, а справа – он пересмотрел свои взгляды на современные ему фашистские режимы. В частности, он убрал из новой редакции «Видения и голоса» фрагмент 1909 года, в котором называл свастику «Светом Бога»:

[За Ангелом с Книгой предо мной предстала Свастика.]
Разойдитесь, о тучи!
Распахните себя для Любви Сына Моего!
Кто они, что тревожат тебя?
Кто они, что сбивают с толку?
О Свет! Приди и будь со мной,
Чтоб ранить Голову Дракона.
Наши узы да не постигнет Земля!
О Наше Ложе, видавшее род людской,
Что может возрадоваться в Моей Плодовитости:
То Сестра Моя, что в силах соучаствовать
В Моем Великом Свете.
О Свет Бога, когда узришь его в сердце человека – не пиши!
Я не познаю как другие Скорбь в моем Сердце. Амен!

Учитывая вышеизложенное, АЛИСТЕР КРОУЛИ БЫЛ, ЕСТЬ И БУДЕТ АНТИПОЛИТКОРРЕКТНЫМ ЗНАКОМ! В современном мире, в котором политкорректность, подобно раковой опухоли, стремится поразить все гуманитарные направления, угрожая уроном для репутации и удушая цензурой, он важен как символ восстания и противостояния этой напасти!

К счастью, сохранилось достаточно фактов, спрятать которые невозможно, поэтому старое миссионерское жульничество с изображением Иисуса негром на иконах – в случае с Мастером Терионом обречено! Это слишком яркая личность для того, чтобы cделать из нее политкорректный и изъеденный социальными компромиссами футляр для нужд религиозного идиота, тьфу!

 

Сергей Яшин и фашизм

И, все-таки, причем тут фашизм? При том, что Олег Телемский присел без прав за баранку и не на то посмотрел: «„Трогай!“ – сказал Штирлиц шоферу. Шофер потрогал и обалдел». Но понять его можно: когда начальная школа показалась концлагерем и остается всю жизнь увлекаться психотерапевтической литературой, про фашизм шутки плохи, но так устроен мир.

На стыке тысячелетий вследствие сильной эмоциональной заряженности и окрашенности фашизм стал локальным жестом контркультуры – или культуры русского апокалипсиса – обезбашенно романтическим, глубоко ироничным, искренне агрессивным и художественно-эпатажным.

Он был социально-психологической реакцией на руинах империи, жители которой оказались обмануты швондерами в поколениях. Это постсоветское направление представляла преимущественно творческая интеллигенция – от авангардиста-джазмена с мировым именем Сергея Курёхина, который отождествлял фашизм с романтизмом и научно пытался доказать, что Ленин – это гриб, до поэта и мастера перформанса Сергея Яшина, который не стеснялся публично зиговать под возгласы «Слава Христу – смерть Антихристу».

Сергея Яшина я хорошо знал с конца 90-х – тогда я был московским лицеистом, а он – перспективным поэтом, выпустившим сборник «Денди Норда». Мы были членами одной инициатической организации и часто взаимодействовали.

Анхефенхонсу не уловил, что после современной ему Кушитской династии фараонов, правившей 88 лет, взаимоотношения между мирами реальности и искусства основательно поменялись. Прежде они были взаимно обязаны, а сейчас – никаких обязательств не требуется.

Искусство бывает преступным, но в нем – нет преступления. Увидав «Венеру Урбинскую» Тициана, древнеегипетский жрец легко может распознать современные ему зоофильские культы, однако это его космос – в эпоху европейского ренессанса собаки по-другому грели!

Ныне покойный Сергей Яшин работал в радикальном жанре слишком долго и дошел до края – когда тренд ушел, он оказался в Касталии и Калифате. Они приняли в свои ряды самого известного праворадикального русского поэта XXI века, который в стихотворении «Право на оружие» воспевал клеймо «фашизма» как «награду»!

Это не повод их награждать заодно, однако сам факт принятия «врага» в свои ряды обнажает их беспринципность. Она же – в попытках бездоказательно приписать «врагу» в моем лице любую чушь, лишь бы она была порочащей.  К сожалению, мои оппоненты позволили себе не только приписки и сплетни, но и сочинительство ложных порочащих фактов, отчего ни уважать их, ни опровергать – стало в принципе невозможно. Спорить с оппонентом без фактов – как слушать сопрано кастрата – голос прекрасный, но мысли о яйцах!

Им остается пожелать смотреть на мир шире и глубже – обвинять Алистера Кроули  в том, что он называл себя Зверем 666, и до конца дней задаваться вопросом: а что об этом подумают христиане?! Адольфа Гитлера – объявить не правым, а левым, поскольку во времена Баварской Советской Республики он был коммунистом и служил в Красной Армии и т.д.

Что касается меня, то в юношеском возрасте я интересовался всеми радикальными движениями и оккультными направлениями, поэтому на будущее разрешаю мне смело приписывать абсолютно все грехи человечества сразу – в том числе и Христа – я давно его пережил, поэтому грех – не носить его лавры! Не потому, что он – распятый бог христиан и герметическая Роза Креста, а потому что – Азазель и Бафомет, которому тамплиеры поклонялись!

 

Мемуар-будуар и тайный соавтор

Судя по тому, что Олег Шишков пишет мемуар за мемуаром, он может быть убежден, что судьба его завершится скоропостижно, однако из года в год на смертном одре его нет и нет. Чего это признак?

Известно, что память – не самоцель, но средство достижения цели. Ее содержание обусловлено интересами – неудобные истории предаются забвению или переиначиваются, удобные – раскапываются и намеренно акцентируются, поэтому исторической наукой мемуар рассматривается как неавторитетный источник, которому нельзя доверять, если факты нельзя проверить.

Заглянув в «историю» о себе, я обнаружил, что проверенных фактов нет – реальность смешана с вымыслом; истории нет – легенды, инсинуации, сплетни; историка нет – автор и не скрывает свою ангажированность.

Обвинения, в сущности, смехотворны и ничтожат сами себя. Как можно принимать «Книгу Закона», служить «Гностическую мессу», почитать Люцифера и …додуматься приписывать гордыню человеку, в коем пребывает Бог?! – Это же раболепная ересь! Без крайней амбициозности по пути Великого Делания не пройти!

Даже годы спустя многое можно опровергнуть, но что это даст? Опровержением невозможно подорвать позиции того, для кого истина ничего не значит. Он может прикинуться безмерно наивным и потребовать доказательства доказательств; или стать солипсистом, убедить которого невозможно, если он сам не согласится. В отличие от научного мира, где за подобные трюки можно навсегда потерять репутацию, у общества зрелищ другие критерии – важна не фабула, а красочность.

При всей яркости красок, заниматься опровержением противника, позволяющего себе смешивать факты с ложью – недостойное занятие. Это человек без образования, репутации и культуры – этим все сказано.

В реальности все это – продолжение давней циничной игры без правил с разных сторон со многими переменными, в которой опровергать – значит следовать сценарию, за которым просматривается …шкура сатира.

Евгений Красников или Марсий – это фактический руководитель московского прихода американской религиозной корпорации реконструкторов О.Т.О., известной как «Калифат». Олег Телемский – ее давний прихожанин.

Порядки в этом серпентарии таковы, что мемуар из-под пера подчиненного, повествующий о личности и деятельности руководителя, не мог выйти без пристального надзора последнего и одобрения по всем позициям. Отсюда не удивительно, что его литературный образ почти выбелен до бельма, а его враги – изобличены и дискредитированы. Тем, кому интересен опыт вершин примитивности, через такой нарратив могут без труда получить его.

Эти и многие другие признаки прямо указывают на то, что Марсий – не только цензор, но и соавтор, пожелавший сохранить инкогнито. Поскольку прятаться за спинами других для него всегда было нормой, остается лишь похвалить пожилого сатира – он умудрился не только обильно изгадить свой мемуар о себе, опустив текст до уровня пасквиля, но и выставить крайним за это своего сотоварища и соавтора! Браво!

 

Комплекс Электры

Далеко не всякий уважающий себя писатель позволит так глумиться над собой и своим произведением, поэтому важно разъяснить, как так получилось.

Дело в том, что Марсий поработил Атона, используя коварный прием – он выписал безнадеге столько степеней посвящения, что у последнего сработала адлеровская формула: комплекс неполноценности подавился от комплекса превосходства. Так, пусть и в небольшой группе, последний превзошел многих – в том числе тех, кого бы в реальной жизни не превзошел никогда, отчего опыт посвящения стал чудом!

Аналогичный сценарий, заставляющий по-настоящему поверить в себя, положен в основу средневекового «праздника осла», на котором нечистоплотное животное пригонялось в церковный хор, занимало почетное место и получало от всех присутствующих знаки глубочайшего уважения!

Атон на священном языке Каббалы означает «ослица» (אתון), поэтому не удивительно, что звезды сошлись именно на нем. На первый взгляд неоднозначно воспринимается женский род, однако он указывает на удивительно редкий для мужчин комплекс Электры, который имеет смысл описать, поскольку для современного психоанализа это ценно.

Едва ли нужно уходить в излишнее переживание подробностей – достаточно аллегорически обрисовать механизм, из которого проясняется его суть и работа.

Однажды встретив дикого осла, сатир-пастух вознамерился его приручить! Различными ухищрениями он подкупил самолюбие того тем, что он – не безнадежен, но избран! Его, черт возьми, избрал сам Христос, чтобы въехать в Иерусалим! Его Христом – Святым Ангелом-Хранителем – предсказуемо оказался сам сатир, а у осла по-степенно все перевернулось: он больше не дикий, но избранный; не профан, но посвященный; не нечестивец, но благочестивец; былую строптивость усмирила покорность; свобода сменилась привязанностью; решительность перешла в содрогание – от бесконечной благодарности до благоговения перед господином.

В патриархальном ракурсе – это феминные черты, которые в сочетании с характерной инфантильностью и образуют комплекс Электры. Это не гомосексуальная, но девичья любовь к единственно неповторимому, могущественному и возвышенному отцу-спасителю. Она исходит из зависти к пенису, ревностно требует внимания и покровительства, коварно лавируя между детской обидой и восторженным восхищением – в зависимости от меры достижения цели.

Оккультное мастерство в сочетании с методологией глубинной психоаналитики позволяет не только превратить оппонента в животное, но и, существенно омолодив его, изменить ему половую принадлежность! Все очевидно, обосновано и – нисколько не удивительно!

Несмотря на запущенность случая, избавление от комплекса Электры возможно благодаря не менее сказочным средствам, нежели те, которыми он был привит. Пикантность ситуации – в том, что не иудейский, но египетский Атон каббалистически тождествен Аполлону, который по сценарию призван подвесить Марсия на сосне и содрать с него шкуру!

Сложно предсказать, как раскроется данный сюжет в реальности, но рано или поздно Атону неизбежно придется окончательно выбирать между ослицей и солнечным зайчиком, который сделает это! Лично я ставлю на последний сценарий, поскольку он соответствует логике мифа, законам психодрамы и духу времени под знаком Ра-Гора-Хуита!

 

Калифат

Так случилось, что в далеком прошлом я, пусть и не продолжительно, однако имел дело с упомянутой выше американской организацией, что закончилось конфликтом, последствия которого для кого-то до сих пор актуальны. Его причины для меня исчерпаны, но я хотел бы изложить свою историю, иначе многое уйдет в забвение, а моими историографами останутся тролли.

На стыке тысячелетий в постсоветском ареале имел место оккультный бум, обусловленный тем, что многие источники и наработки почти столетие были недоступны. Фактически, Западная традиция открывалась там, где ее никогда до этого не было, поэтому интерес к ней был огромный – достаточно было поднять флаг, чтобы под ним начинали консолидироваться первопроходцы.

Это были преимущественно редкие, умные и самостоятельные люди – энтузиасты, исследователи, экспериментаторы, ценители искусства и практики жизни. Они поголовно владели иностранными языками и были достаточно образованными людьми, которые горели идеями, оставаясь при этом свободными.

На этой волне большого процесса у нас складывалось сообщество, которому не доставало организованной формы, поэтому возник интерес к системе О.Т.О. По ней работал Калифат, который только появился в России благодаря его первому посвященному – фратеру Купидонусу.

В 1998 году при его непосредственном участии появился первый перевод на русский язык и издание с факсимиле «Книги Закона». Я общался с ним и у меня нет сомнений в том, что именно он явился конструктивным зачатком всего наилучшего, что впоследствии пустило корни.

Это определенно системный практик и адепт высокого уровня, который в начале был первым среди равных, но по существу – на три головы выше всех по внутреннему опыту, цельности и серьезности намерений. Несмотря на то, что общественной деятельностью ему было не совсем интересно заниматься, за ним двигалась история – он не только заложил традицию О.Т.О. в постсоветском ареале, но и стал первым Братом A∴ A∴ в России.

К слову, общественная деятельность и Великое Делание – это пересекающиеся, но в корне различные перспективы. Формат регулярно работающих социальных проектов не позволяет отлучаться и выпадать из порядка существования, а это первичное для инициации условие. Как следствие, в регулярных социальных проектах мастера или занимаются самопожертвованием, или под их маской скрываются ложные мастера.

Ранний О.Т.О. в регионе был группой энтузиастов, среди которых не было начальников и подчиненных, а Марсий не имел авторитета и выглядел весьма посредственно. Его занимала преимущественно информационная и социальная работа – он никогда не занимался серьезными практиками и совершенно не разбирался в вопросах, ответы на которые нельзя было почерпнуть из тех или иных информационных источников.

Западный оккультизм стал для него не идейным базисом для Великого Делания, а предметом приложения журналистских навыков, что соответствует его профессии. Естественно, при такой специфике у него не было никаких шансов стать авторитетом в группе – он мог рассчитывать разве что на уважение своих товарищей на общественно-административном поприще.

На определенном этапе такое положение его перестало устраивать, поэтому он стал раздувать конфликты под самыми вздорными предлогами. Трагикомично, но первой трещиной в раннем московском Калифате стали опоздания участников! Преимуществом Марсия был не он сам, а его квартира на Чистых прудах, в которой проходили собрания. Благодаря ей он получил право решать, кто переступит его порог, а кто нет, отчего местечковый Калифат стал заложником московского квартирного вопроса.

В то время к организации было большое внимание, поэтому он легко расставался с неугодными по тем или иным причинам кадрами, понимая, что на их место придут новые.

Чтобы добиться авторитета, сакрализации дисциплины и власти над квартирным порогом оказалось недостаточно – оставаясь пустым местом с точки зрения практики, он додумался учить ей в хамской манере тех, кто ей действительно занимался! Разумеется, это был лишь способ навязать себя в качестве доминанта, что вызывало недоумение и конфликты – уходили те, кто не ломался – в том числе Купидонус, а дискриминацию выдерживали те, кто соглашался с рабством.

Так за несколько лет российский Калифат из пассионарного движения, обусловленного большой исторической ситуацией, скатился в состояние, в котором вместо потенциальных адептов оказался сброд, за которым не просматривалось никакого потенциала, зато он был подчиненным и лояльным.

Те, кто лишен понимания этих процессов и руководствуются формальностями, проблемы утраты духа не улавливают, а без него – нет перспективы реализации. Этот Дух был принесен в жертву частным амбициям, отчего стала складываться удручающая картина – чем больше появлялось переводов, книг, социальных групп и членов, тем меньше оставалось адептов – как реальных, так и потенциальных.

 

Сотрудничество

Я недостаточно улавливал поначалу сложившуюся обстановку, поскольку не был ей обусловлен – мне была интересна система О.Т.О., возможности найти малодоступные в то время оккультные источники и встретить редких людей, обладающих потенциалом к Великому Деланию, поэтому я стал сотрудничать с российским Калифатом.

К этому меня подтолкнул один эпизод, который произвел сильное впечатление. На тот момент я никогда не занимался переводческой деятельностью, но почему-то взялся переводить самый клифотический среди текстов Класса А – Liber CCXXXI. Когда я находился в процессе, на сайте российского Калифата появился перевод другого текста Класса А – Liber CCCLXX или «Книги Духовного Козерога», под которым стояло мое имя в качестве переводчика, хотя я этот текст никогда не переводил.

Я не понимал, как такое могло случиться – на тот момент я не имел тесных контактов с этой группой и не числился где-либо переводчиком. Мое имя, разве что, фигурировало в известном списке интересующихся Западной традицией, но там были сотни других. Даже если это был дерзкий розыгрыш, то это был крайне проницательный жест, потому что Духовный Козерог моей натуре импонировал – это реальный знак, под которым я был зачат как человек.

Когда я прибыл на инициацию и спросил об этом Марсия лично, он сделал недоуменно-удивленный вид – и я поверил, что это какой-то странный случай, потому что он не походил на того, кто мог так тонко и глубоко просчитать обстоятельства со многими неизвестными переменными.

После разрыва с ним я узнал, что он так хулиганил – мог и «забыть» упомянуть переводчика, и стереть упоминание о нем. Он даже был мной пойман на том, что разносил по социальным сетям перевод, украденный с сайта Basileus O.T.O. Текст оказался переверстан, в нем были аккуратно зачищены фигурировавшие до этого ссылки и на переводчика, и на первоисточник, а в техническом описании документа стояло его имя. В ответ на мою публичную порку по этому поводу он отмолчался.

Тем не менее, я получил знак и пришел … не в Калифат – в О.Т.О. На тот момент благосклонный Марсий пообещал со своей стороны полную поддержку. Несмотря на то, что он не занимал в организации никаких официальных постов, де-факто он решал все вопросы на правах супруга главы российского Калифата и мастера московского отделения корпорации – I.C.

Я немного общался с этой украинской москвичкой – как человек она производит прекрасное впечатление и достаточно компетентна в некоторых вопросах. Возможно, она отлично готовит галушки или печенья света, но в качестве мастера Марсий ее уничтожил – это лояльная, несчастная и прячущаяся за очками женщина, которая не в состоянии самостоятельно решать вообще никакие вопросы.

Возможно, эти оценки покажутся ей оскорбительными, но она их заслужила своим нескончаемым попустительством, от которого пострадали многие достойные люди. Это ее право – быть заложником своей личной семейной драмы, но смотреть нужно шире – она позволила супругу, не имеющему никаких административных статусов, управлять региональной частью корпорации, за которую она непосредственно отвечает.

Несмотря на эти дисбалансы, получив гарантии поддержки, наша группа принялась за интенсивную и продолжительную организационную Работу, развив бурную деятельность по многим направлениям. Эта активность привлекла внимание – как из рога изобилия к нам стали наведываться подопечные Марсия. Уже тогда начались какие-то странности – мы ничего не скрывали, но его гонцы почему-то один за другим признавались, что он требовал от них разведывать обстановку и доносительствовать!

Я считал это чудачеством и не придавал этому значения до тех пор, пока на его паранойяльные домогательства не стали поступать жалобы от людей, у которых я был официальным и непосредственным руководителем.

Нам удалось открыть отделение в Минске, относящееся к независимой юрисдикции, подотчетное непосредственно международному руководству. Не имея никаких административных полномочий, Марсий додумался требовать от людей из нашего актива писать на меня – мастера отделения – доносы!

Вероятно, он хотел так скомпрометировать мое окружение и держать его на крючке, но у нас так не было принято. Все это вызывало недоумение и справедливые вопросы ко мне – а есть ли в юрисдикции мастер и почему он позволяет такие непотребства?

Правила корпорации были таковы, что проходить инициации в начале нам нужно было на его территории. Для меня это были административные формальности, но не для него – он вцепился в эту карту и стал ее разыгрывать, пытаясь решать, кто из наших людей получит или не получит инициацию, когда, в какую степень. До этого он сам обещал, что эти вопросы будем решать мы, но, как только дошло до дела, он принялся менять правила посреди игры, что уже было откровенным жульничеством.

Для доступа наших кандидатов к инициации требовались поручительства, которые были предварительно согласованы. Но, когда потребовалось их подписывать, поручитель из нашего отделения мне признался, что Марсий шантажировал его тем, что он сам не получит инициацию, если станет подписываться. Когда я нашел другого поручителя, передав подписанные документы, он и вовсе порвал их, объяснив свой поступок тем, что поручительствовать должен тот, кому он под угрозами это делать тет-а-тет запретил!

В его манере настолько четко прослеживались обманные пассировки наперсточника, что изначально строившийся на доверии формат взаимоотношений оказался разрушен, но на Марсии весь Калифат не сходился клином – он был лишь неформальным администратором в чужой юрисдикции, тогда как в своей мы развивали организацию в соответствии с собственным видением и принципами.

Поскольку с доступом к инициации кандидатов возникли явные проблемы, я вступил с ним в переговоры, которые длились безрезультатно полгода. Их завершением стало то, что ко мне пришел исполняющий обязанности секретаря нашего отделения, который был моей правой рукой, и выложил переписку, которая велась за моей спиной. Почуяв неладное, тот вошел в доверие и разболтал сатира так, что он открыто изложил то, что он долго и тщательно пытался скрыть. Скрывал настолько, что у меня самого проблем с доступом к инициации не было, а у моих кандидатов – были. – Пытался запутать следы!

Мне лично он рассказывал историю о том, что не нужно инициировать моего заместителя потому, что тот что-то неоднозначное написал о преемственности организации в своем личном блоге, а ему – историю о том, что вообще-то дело не в нем…

Последнее было правдоподобно, потому что претензии к нашим кандидатам были явно мотивированы и настолько слабо аргументированы, что вместо контраргументов он отмалчивался и отводил глаза в сторону. Более того, они были попросту смехотворны на фоне людей, которых он сам инициировал в тот период – среди них встречались и безнадежные наркоманы, и дешевые шарлатаны, и бывшие уголовники, и залетные путаны, невинно хлопавшие глазами в ответ на вопросы об оккультизме.

В общем, проблема оказалась не в кандидатах – Марсий сообщил, что его не устраиваю лично я – мастер. Наивно понадеявшись на моего заместителя, он выдал ему предложение собрать на меня компромат и поучаствовать в расколе нашего отделения с перспективой получить инициацию. Подтверждающая это переписка – в наличии, поэтому если какой-то независимый историк захочет ознакомиться с этими документами, ему будет предоставлена такая возможность.

На этом сатир попался с поличным – это было уже не просто нарушение изначальных договоренностей и не просто вмешательство в дела другой юрисдикции – это было очевидное предательство. Он приносил клятву мастера О.Т.О., в которой прописаны узы братства, за нарушение которых должна следовать кара не меньшая, чем удары кинжала в тело и внутренности или сожжение дотла. Он легко отделался!

Если с обманом, жульничеством и шантажом, которые он себе позволял, еще можно было выкручиваться какими-то аргументами, то после прямого и документально зафиксированного подстрекательства к расколу в чужой юрисдикции ни о каких братских узах уже не могло быть и речи – он их растоптал в нарушение всех принципов Ордена. Этим он обессмыслил декларируемые им самим ценности и деятельность, выставив напоказ свое несоответствие.

Когда администратор теряет достоинство, неизбежно и разложение подчиненных. Уже тогда было понятно, что никакой перспективы за ним не стоит, а сейчас совсем очевидно – за два десятилетия он полностью провалил инициатическую работу, превратившись в мышиного короля с не менее мышиной возней – книготорговлей и развлечением обывателей в социальных сетях для поддержания спроса. Это труд уровня мелкого спекулянта, который никому в мире не интересен!

Закономерно встает вопрос – зачем ему это было нужно? Дело в том, что он всегда был зауряден, поэтому игра в наперстки – это единственное, что ему оставалось, чтобы удержать на себе внимание, из которого он извлекал мелкую личную пользу. Одной рукой он предлагал сыграть в игру, а другой – избавлялся от всех, кто мог его разоблачить или переиграть. Последние симптоматично провозглашались «врагами Ордена» и демонизировались.

Многие из тех, кто рискнул применить этот шаблон к нам, оказались введены в заблуждение и впоследствии приносили извинения, чтобы сохранить лицо. Мы уважаем способность признавать ошибки – она лучше всего определяет масштаб личности, поэтому мы всегда перелистываем такие страницы.

Трагикомично, но реальными врагами Ордена согласно официальной доктрине О.Т.О. считаются НЕВЕЖЕСТВО и ПРИТЕСНЕНИЕ, которые, пусть и крайне мелко, зато красочно персонифицируют АТОН и МАРСИЙ.

Поскольку последний сознательно вел политику зачистки конкурентов, самые умные и успешные в системе не выживали – выживали те, кого получалось подчинить и сделать дураками. На моей памяти так не у дел и с крайне низкими степенями посвящения остались несколько докторов наук, зато долгожителем с крайне высокой для региона степенью оказался самый необразованный телемит на свете!

При всем гротеске подобного подхода, он в корне расходится с философией достижения, характерной для Алистера Кроули и О.Т.О. Использовать ее в качестве декорации для игры шулера с простаками – жалкое базарное зрелище для бедных. Тем, кто ищет помощи в достижении, прорубая свои пути через джунгли, едва ли оно придется по нраву, если только их степень не подразумевает самоиронию и издевательство над собственными ценностями!

 

Наказание

Дальнейшее сотрудничество стало невозможным. Все наши кандидаты отказались инициироваться у Марсия – они понимали, что он пытался подорвать между нами доверие, сломить волю и разрушить нашу Работу.

Мы приняли сложное, но абсолютно правильное стратегическое решение – выстраивать инициатическую работу самостоятельно, а с предателем – разорвать отношения и наказать.

Это уже не был братский поединок – реакция была жесткой: «На тех, кто пытается поймать тебя, уничтожить тебя, нападай без жалости и снисхождения; и истребляй их полностью» (Liber AL, III:42). Полностью мы его не истребили, хотя и могли при желании, но он получал удары отовсюду.

Первый этап – мы санкционировали в трибунале корпорации процесс о его вмешательстве в дела отделения независимой юрисдикции, подкрепленный множеством доказательств и свидетельских показаний. Мы использовали трибунал для наказания, прекрасно осознавая последствия – дальнейшее продолжение сотрудничества становилось невозможным ни при каких условиях.

Тогдашний глава трибунала и генеральный секретарь Калифата Aion получил непростое дело – по существу обвинений правы были мы и он этого никогда не оспаривал, но в глазах менеджмента корпорации российский филиал был весомее. На тот момент мы не успели развиться до состояния, чтобы перевесить его в системе, к тому же Марсий усердно старался не допустить этого.

Надо было кем-то жертвовать, поэтому нам сделали исключение без обвинений в чем-либо и объяснения причин, что освобождало нас от любых обязательств перед корпорацией и было наилучшим вариантом. Нам ничего по существу не приписали – это было сугубо административное решение, основанное на корпоративных балансах. Марсий был оставлен, но наказан по административным каналам, после чего у него, по свидетельствам очевидцев, изменилась моторика – начали трястись руки, что характерно при инсульте.

Анекдотично, но он праздновал пиррову победу, а позже и вовсе сочинил гнуснейшую инсинуацию для своих кулуаров, о которой мы недавно узнали, – якобы его обвинили в педофилии, не смогли доказать и поплатились изгнанием! Ни в сказке сказать, ни пером описать – дело, способное нанести серьезный урон репутации организации, расследовала ее собственная инстанция! Мы ничего не знаем об этом – у нас с ним был другой предмет разбирательства и корпоративный суд никогда не обращался к нам за подобными доказательствами!

Второй этап – после прекращения ассоциации с Калифатом мы взяли полную ответственность на себя и интенсивно принялись за инициатическую работу. Бюрократическая машина нас больше не сдерживала, поэтому произошло нечто схожее с тем, что случилось с Алистером Кроули, когда он, покинув Золотую Зарю, основал A∴ A∴. В сущности, он исправил ее ошибки и обогатил собственным содержанием, восстановив систему достижения для практики.

Если бы мы работали по правилам Калифата, мы бы шли к локальной ложе долгие годы, добиваясь одобрения администраторов, личный вклад которых в Традицию Запада – нуль или около того. Это не лучший подход – без них нам удалось создать ложу собственными усилиями сразу же и распространить ее влияние далеко за пределы собственной юрисдикции. Нас поддержали первые члены Калифата в России, в Украине и в Беларуси, а также множество других – из всего региона к нам стали переходить оттуда члены и кандидаты.

Те, кто остался, конфиденциально поддерживали с нами контакты, поэтому мы знали больше, чем надо было этим в принципе интересоваться. Марсий, не без оснований превратившийся в мнительного параноика, избавлялся от всех, кто был замечен в связях с нами – к настоящему времени из раннего Калифата с ним и подавно остались лишь Атон и супруга, поэтому он и позволяет себе рассказывать сказки о прошлом. До конфликта с нами он публично рассказывал о намерении инициировать в ближайшей перспективе тысячу человек (!), а после – дело ограничилось в среднем одним-двумя десятками новых членов в год, большинство из которых быстро становилось мертвыми душами.

Марсий оказался в крайне смешной ситуации, которую прежде сам пытался создать нам – когда его авторитет зашатался, его доносители начали доносить на него добровольно сами; его сплетники стали разносить как проблему его самого; и тот раскол, которого он добивался у нас, случился у него. Его ложа стала реально соответствовать собственному названию – asylum. От накала страстей смертью храбрых даже пали несколько лагерей, хотя их мастера никогда не выступали для нас объектами атаки.

Третий этап наказания представлял собой осмеяние. Я отчетливо понимал, что Марсий – не личность, интересная сама по себе, а всего лишь локальная функция системы. Он ничего не способен созидать, в нем нет собственной уникальности – это всего лишь заменяемый при необходимости персонаж, лицо которого не имеет значения. Поэтому он выглядит весьма недоразвитым даже на фоне Атона, которому, как ни крути, личность присуща!

Вне системы он, подобно госслужащему без должности, абсолютно несостоятелен, поэтому последним ударом он получил инициатический опыт разрыва ануса, соответствующий реконструкторским фантазиям его организации касательно высшей степени посвящения!

В то время я читал переписку Алистера Кроули с его преемником Карлом Гермером. В одном из писем он сформулировал ему свое правило преемственности О.Т.О.: «Мой меч – тому, кто готов его взять».

Я составил текст в административном стиле, в котором объявлялось, что российский Калифат с Марсием во главе провозглашает независимость от международной корпорации, поскольку у последней нет должного авторитета и преемственности, и он готов сам этот меч взять!

По источнику цитаты, специфике темы и стилю подачи всем администраторам сразу же было очевидно, что его мог написать только их коллега, поскольку у стороннего лица нет необходимости настолько глубоко владеть предметом.

У меня были контакты всех отделений корпорации по всему миру, которые были заспамлены с официальным адресом московского Калифата в шапке. В то время почтовые фильтры были неразвиты, поэтому письмо дошло до всех адресатов.

Это был праздник летнего солнцестояния 2008 e.v. – многие отделения корпорации собирались вместе, поэтому новость вызвала массовое обсуждение, расстройство и проклятия. Причин не доверять ей поводов не было – адрес официальный, ip российский, стиль соответствующий, обоснование понятно, расколы – случаются.

Многие отделения Калифата между собой не контактируют, поэтому сомневаться и уточнять что-либо у новоявленных «врагов Ордена», когда все выглядит и без того правдоподобно, – для этого нет оснований.

Марсию на праздник Солнца, помимо астральных проклятий, приходили со всего мира сообщения, в которых его дорогие братья и сестры по Ордену посылали его вместе со всеми его подопечными в ад!

Этим розыгрышем мы выставили его предателем на всех уровнях в глазах его собственной корпорации, поэтому он, разумеется, вынужден был перед всеми оправдываться. От оправданий он, конечно же, становился не меньшим посмешищем, поскольку вполне уловимо, что никакие «враги Ордена» столь коварно и элегантно без причины не издеваются.

Более того, от его оправданий неловко осознавали себя все администраторы Калифата, которые приняли сообщение за чистую монету. Сразу они рассказывали своим подопечным новость, а уже после расследования – опровергали ее, выставляя напоказ то, что их – авторитетных и возвышенных – выставили дураками.

Это также была пстричка по носу «Святейшему и Возлюбленнейшему Отцу в Господе» – именно так к нему принято обращаться официально – главе Калифата Гименею Бета. Всем его подчиненным было доведено, что у него есть проблемы с преемственностью и с личным авторитетом, разрешать которые каждый может по правилу, предложенному Мастером Терионом!

Это опасный для него сценарий, от которого корпорация может сложиться как карточный домик в одночасье, как только он начнет ошибаться или перестанет устраивать, что не раздражать не может!

Этой диверсией Марсий был настолько потрясен, что впал в ступор и делал вид, что ничего не случилось, рассчитывая на то, что никто не заметит, что в его анусе – гондон с колючей проволокой. Я даже задавал уточняющие вопросы по этому поводу Атону – и он, будучи сведущ в каждой локальной сплетне, толком ничего не мог вспомнить. Как бы там не уходили в отрицание, во всей корпоративной системе был переполох.

Над Марсием хохотали все – и его личные враги, и его корпорация, и весь телемитский мир – сообщение, в котором он провозглашал себя главой О.Т.О., было опубликовано одним из получателей на крупнейшем в мире 93-портале – Лаштале. Чтобы оно не пропало, стоит привести его полностью.

Summer Solstice Notification

Do what thou wilt shall be the whole of the Law.

To all whom it may concern:
Carae Fratres et Sorores!

Let it be known to all of you that O.T.O. in Russia in a day of June 21, 2008 era vulgaris is leaving the jurisdiction of International Ordo Templi Orientis(Caliphate O.T.O.) and henceforth will work as an independent thelemic body!
The Lodge “Pan’s Asylum” O.T.O. is closed and from now on it will operate in Russia and worldwide as The Russian Grand Lodge O.T.O.

All bodies of O.T.O. in CIS are no more consider belonging to Caliphate O.T.O. and officially become bodies under The Russian Grand Lodge O.T.O. legitimacy and jurisdiction with all their properties, members, financial obligations, etc.

As it is well-known to all of us, Caliphate O.T.O. hasn’t real magical succession from Crowley; therefore, to believe in such succession means to mislead ourselves.

The Law is for all! We, thelemites in Russia and regions, strongly believe that O.T.O. initiation system and the works of Aliester Crowley must be free as a common heritage, without dues and fees to the international structures, copyrights, without “special invitations” for initiations in Second and First Triads, etc.!

Aliester Crowley wrote in his letter to Karl Germer:
“Now, with regard to your own successor. “My sword to him that can get it” is the rule. I do not foresee great difficulty her for you. Character, achievement, power of original thought, courage to progress, to bring the Order up to date or a bit ahead of it, insight and understanding as to the Book of the Law, the quality of leadership: these will not fail to guide you right”( Crowley to Germer, March 14’1942).

Now we lift this Sword and declare O.T.O. in Russia as the True O.T.O. Body, not an elite group of people, but the Equal among Equals! We are ready to recognize all honest organizations of people that freely follow the Law of Thelema and correctly practice O.T.O. initiations, as our true brothers and sisters, and call those who have guts to lift this Sword with us ­ do it!

Walk forth with us in Light, Life, Love and Liberty!

Love is the law, love under will.

In the Bonds of the Order,
Soror I.C., Secretary General
Ordo Templi Orientis

In the Bonds of the Order,
Frater Aton, Treasurer General
Ordo Templi Orientis

In the Bonds of the Order,
Marsyas, Frater Superior
Ordo Templi Orientis

Разумеется, за все это пришлось не только оправдываться, но и проводить серьезнейшее расследование! По результатам гадания крайним был назван ныне покойный таролог и эмигрант Метаксас, который был личным врагом Марсия и членом американского Калифата. От возмущения, в силу своей эксцентричной натуры, тот даже не стал разбираться – ушел из корпорации, хотя не имел ни малейшего отношения к эпизоду.

 

Basileus O.T.O.

Несмотря на то, что мы работали по системе инициации О.Т.О., позиционировать себя под таким именем, как это делает Калифат, для нас было неприемлемо – легитимной внешней организации с таким названием давно не существует, однако ее система инициации и спиритуальная традиция – живы. Соответственно, О.Т.О. в настоящее время – это традиция и организация не внешнего, а внутреннего порядка.

Чтобы представлять эту традицию, нам нужна была собственная форма и выбор пал на Basileus O.T.O. Это название предложил нынешний секретарь нашей организации – Fr. Arcturus, что меня крайне впечатлило, поскольку он не знал, что человек с моей фамилией, происходящий из моего родового гнезда, в начале XVII века основал Базильянский орден.

Обстоятельства тех времен не важны – имеет смысл то, что это был крайне амбициозный реформистский проект, возникший на цивилизационном разломе между Востоком и Западом, миссия которого имела универсальный масштаб и состояла в восстановлении единства над пропастью, следуя по пути Солнца – с Востока на Запад.

Такая завязка открыла мне доступ к определенным метафизическим планам, которые позволили простроить инициатическую структуру намного основательнее, чем об этом кто-либо мог догадываться. Разумеется, со стороны это могло показаться безумием – я делал это в 22 года из места, в котором внешней традиции никогда не существовало.

Это разрывало шаблон – среда билась в истерике от отрицания, злобы и травли, но это только подбадривало! Те, кто рискнули действовать схожим образом, оказались в яме, потому что под ними не было основания. Инициатические субъекты без метафизических предпосылок на внешних планах не проявляются – адепты это прекрасно знают.

Западной традицией я с большим пристрастием начал интересоваться с очень юного возраста. Несмотря на молодость, к тому времени я уже поработал с целым рядом мастеров, прошел несколько организаций и провел годы в библиотеках, изучив все, что только возможно.

Также я активно проводил практические эксперименты – мной двигала одержимость реализовать гения и перейти Бездну, которые для Великого Делания в актуальном формате являются определяющими.

Вопреки всяким вымыслам, чтобы добиться успеха в оккультизме в теории и на практике, надо начинать им заниматься как можно раньше, потому что в зрелом возрасте, за редкими исключениями, начинать слишком поздно – важно гореть страстями!

В общем, добившись самостоятельности и отправившись в вольное плавание, обнажился вопрос о том, как развиваться дальше. Этого вопроса не существует для сателлита – он выполняет задание, а мы преодолели эту форму и можно было пробовать делать то, что не делал никто и никогда.

В то время мы занимались переводческой деятельностью, работой по системе инициации и социальными коммуникациями, но этого было недостаточно.

Переводческая и издательская перспектива нас в принципе не устраивала – это техническая работа, которая для Великого Делания ничего не значит, но как способ привлечения социального внимания она значима. Практически все, кто обладал хоть каким-нибудь потенциалом, были в состоянии читать первоисточники и переводы для них роли не играли. Те, кто не мог – себя сами этим наказывали.

Поучаствовав на начальном этапе в гонке переводов с российским Калифатом, в результате чего многие тексты А. Кроули были переведены неоднократно, мы это дело ему и оставили. В принципе, польза от этого была – качество переводов работ А. Кроули на русский язык в начале было на уровне Касталии, а после наших состязаний стало на три головы выше – ими занялись не любители, а профессионалы.

Вместе с тем, никаких иллюзий на их счет питать не стоит – глубина языка А. Кроули такая, что перевести его безукоризненно невозможно – нужно читать в оригинале. Яркий пример – под эгидой российского Калифата Закон Телемы “do what thou wilt” додумались переводить как «твори свою волю», что в корне неправильно и не соответствует смыслу учения. “Do” – это не “create”. «Делать» – не значит «творить»; «разрушать» – это тоже «делать», тогда как «разрушать» и «творить» – антонимы. Более того,  «творить» – значит переходить от непроявленного плана к проявленному, тогда как инициатическая работа характеризует обратный процесс, который считается деланием, но противоположен творению. То есть такой перевод урезает наполовину смысл Закона для внешних планов и полностью урезает – для внутренних. Неспособность после двух десятилетий стараний перевести адекватно даже главный принцип учения – это приговор окончательный. The fool readeth this Book of the Law, and its comment; & he understandeth it not. (Liber AL, III:63).

Работа по системе инициации О.Т.О. Алистера Кроули была необходимым и важным этапом. Эта система инициации в Калифате до сих пор считается тайной, но она была опубликована в 1973 году оккультным писателем Фрэнсисом Кингом и после этого не раз издавалась в разных вариантах, в частности, Питером Кёнигом. С тех пор ничего крамольного в выставлении ее напоказ нет – даже смешно, когда мои оппоненты обвиняют того, кто не имеет перед ними никаких обязательств, в переводе и публикации текстов, которые уже почти полвека не являются тайными! С гораздо большим успехом они могут обвинить Зверя 666 в том, что он нарушил клятвы Золотой Зари и впервые опубликовал ее ритуалы – формально он клятвопреступник и это надо принять как данность!

Наша проработка ритуалов инициации О.Т.О. заняла порядка пяти лет – все, кто был на это способен, имели шансы пройти их в роли кандидатов, служителей храма и инициаторов. Следует понимать, что воспроизводить ритуалы инициации – это искусство, которым могут овладеть и драматические актеры под патронажем мастеров. Освоить это искусство очень ценно, однако повторять одни и те же ритуалы из года в год в режиме конвейера до бесконечности – это не достижение. Это не значит, что проблема в ритуалах – проблема в том, что в ситуации ограниченного срока жизни имеет смысл не только ими заниматься.

Воспроизводить заданное – это административный уровень работы – сфира Йесод. С каждым последующим повторением ее глубина исчерпывается, поэтому на определенной стадии возникает выбор – продолжать заниматься этой ремесленной, в сущности, работой или двигаться дальше. Мы решили двигаться дальше, поэтому стали разрабатывать подходы к инициации О.Т.О., позволяющие работать кандидатам автономно и на дистанции, что в перспективе позволило расширить масштаб нашей организации – с регионального уровня до мирового.

Я с большими жертвами реализовал эту инициативу, поскольку ей категорически противились члены, которые вне региональных рамок были неконкурентоспособны, что уязвляло их эго. Но я считал, что тем, кто не руководствуется сверхамбициями под покровительством высших планов, бесперспективно претендовать на Великое Делание, поэтому взял всю ответственность на себя. Часть из тех, с кем пришлось распрощаться в тот период, докатилась до шарлатанства и негритянских культов. Алистер Кроули на сей счет непристойно шутил: “Don’t marry a niger!”

Социальная работа, которой мы активно занимались, была вполне успешной – в рамках открытого окна возможностей нам удалось собрать множество людей из разных стран в огромном ареале, но через некоторое время стало понятно, что потенциальные адепты – существа по своей природе редкие и этому пути нужно посвящать себя без остатка, чтобы выйти на уровень, который действительно актуален.

В настоящее время, чтобы для мира представлять ценность, нужно или сразу прыгать в Бездну и, в случае успешного исхода, стремительно нарабатывать компетенции, или посвящать десятилетия жизни тому, чтобы двигаться шаг за шагом к пониманию, которое имеет значение – и это не гарантия успеха. Такая оценка ситуации впоследствии заставила пересмотреть все подходы к социальной работе – мы перестали развивать локальные отделения, свели к минимуму человеческое общение и разработали предельно интенсивную программу достижения на дистанционной основе.

В общем, все то, чем мы занимались в начале, по мере работы обнажало проблемные стороны. Для интересной нам перспективы ни переводческая работа, ни воспроизведение системы инициации, ни собирание новых членов ради членов – не являлись определяющими.

Люди, которые не способны сделать в Традицию Запада значимый вклад, не могут быть признаны ее мастерами. Из этого стало понятно то, что нам надлежит предельно усвоить ее и работать над собственными инициатическими результатами.

Один из ведущих адептов Запада поставил прекрасный вопрос, который убивал наповал многих: «А что вы сделали?»

Через такой разрез стала очевидна реальная картина: за редкими исключениями подавляющее число внешних проектов, претендующих на Традицию Запада, ничего не добилось инициатически значимого.

Разумеется, это непопулярный критерий, который многих ничтожит в самом основании, поэтому они обречены обижаться в день бытия-с-нами – мы взяли его в разработку и обнажили болото: кто-то оказался пиявкой, жабой и комаром, кто-то – илом, тиной и камышом. Это не только вердикт другим, но и нам – мы сами выбирались из этой трясины и убивали себя много раз, чтобы добраться до света.

Следуя такой цепи заключений, перед нами встал вызов – а что мы в состоянии сделать? Ответить на этот вопрос невозможно без открытий на поприще экспериментальной практики, в которую мы и ударились. Она не сулила нам ничего априори, но через эксперименты с трансмиссиями на высших планах у нас стали проявляться первые результаты.

Одним из них стало получение Древа Жизни с путями вокруг «ложной» сфиры Даат. Одержимость Бездной  в нужный момент стала проявлять ее подарки – результатом трансмиссии стало открытие пяти путей, соответствующих конечным буквам иврита, которые до этого каббалистической традицией практически не рассматривались.

Мы получили Древо Жизни не с 22 путями и 10 сфирот, а с 27 путями и 11 сфирот. Это не было чисто авторским открытием – результат идеально встраивался в суть и форму общей традиции Запада в ее возвышенном смысле, поэтому его приняли.

Информацию о полученных результатах я направил тем, кого я считал адептами, и получил блестящие отзывы, которые обеспечили не только признание, но и расставили все на свои места. Глава ведущей линии американского A∴ A∴ Пол Ровелли опубликовал свой комментарий, в котором прямо заявил, что наша работа его вдохновила и это основание для разработки нового Таро! К счастью или к сожалению, эти тонкости уловимы для адептов – тарологам нужны столетия, чтобы понять, что мы преобразили и вывели на новый план всю их парадигму.

Мы получили прекрасные отзывы от многих других известных адептов, таких как Слободан Скрибич, Аллен Гринфилд, Майкл Стэйли и др. Несмотря на то, что проект был очень молод, наш потенциал уже был для некоторых заметен.

Это удивительно, но все развивалось самопроизвольно и почти всегда так, как нужно. Когда внутри созрело намерение установить связь с A∴ A∴ – на меня вышел Брат одной из ведущих в мире линий – и я вошел в этот Орден, что позволило впоследствии организовать его союз с Basileus O.T.O. Несмотря на то, что это очень разные философии, пришедшие к нам из другого времени и мира, нам удалось обнаружить то, как они между собой согласуются на внутренних планах и, разумеется, адепту Телемы лучше постичь их обе.

Мы также получили официальное признание от О.Т.О. А. Крумм-Хеллера, о котором даже не просили – проницательные мастера сами решили, что это нужно для поддержания формы.

Арнольдо Крумм-Хеллер в организации Теодора Ройсса был таким же национальным мастером, что и А. Кроули. В отличие от многих других, он был высокого мнения о Телеме и находился в прекрасных отношениях с ее отцом-основателем. Эта ветвь старается не особо себя афишировать, но за ней стоят мастера с мировыми именами, которые будут названы, когда это станет необходимо.

Basileus O.T.O. был официально признан субъектом спиритуальной традиции О.Т.О. На этом фоне Калифат – религиозная организация реконструкторов, о легитимности которой можно слагать басни.

Вернемся к тому, что мы сделали.

При Теодоре Ройссе О.Т.О. был надстройкой по работе с орденами Традиции Запада, обладающий своей собственной тайной инициатического порядка. Алистер Кроули придал ему усеченную, но более внятную телемитскую форму с Обрядом или Уставом, но не завершил ее, оставив в предельно сыром виде – в масонском стиле и с недоработанными степенями.

Мы проработали в должной мере и основания системы О.Т.О. Т. Ройсса, и наследие системы О.Т.О. А. Кроули, получив опыт, благодаря которому нам удалось валидным образом привести ее в вид, адекватный для актуальной инициатической работы.

Мы провели фундаментальные исследования и восстановили недостающие степени системы О.Т.О. А. Кроули, а также восстановили высшую степень О.Т.О., о которой после смерти Мастера Териона никто в мире был не в состоянии сказать практически ничего, что заслуживало бы внимания и представляло интерес.

Кроме того, мы адаптировали систему О.Т.О. в ее современном виде к удаленной инициатической работе, внедрив формулу самоинициации под мастерским патронажем и современные технологии.

Также мы концептуально вывели Телему из субкультурно-религиозного обскурантизма, обосновав ее в контексте научного иллюминизма и придав ей статус оперативной философии достижения, которая актуальна не только для инициатической реализации, но и для светского мира c образованными и критически мыслящими людьми.

Такая интерпретация является не только нашим интеллектуальным и оперативно-философским достижением, но и принципиально новой вехой для развития направления. К настоящему времени мы развиваем этот стиль, поскольку за ним – перспектива.

 

Anjou, 237!
Fra Aumgn